Как мы будем жить после пандемии коронавируса?

20 марта 2020 года Институт международных финансов (IIF) опубликовал новые прогнозы насчет мирового кризиса. Оказалось, что из-за мирового карантина, экономический кризис уже начался.

С учетом того, что в тропических странах коронавирус тоже распространяется, надеяться, что с приходом тепла исчезнет болячка, на что многие надеялись, просто нету смысла.

Кризис 2020 года, очевидно, будет сильнее кризиса 2008 года. Для всего мира это будет примерно такой же крах устоявшейся системы, как произошел с нами в 1991 году, когда прежние экономические связи начали обрываться и надо было полностью перестраивать экономику. Если для них это будет «триндец», то нам, как говорится, не привыкать.

Нам грозит относительная бедность, но точно не абсолютная

Относительная  бедность — это когда мы видим, что кто-то другой имеет больше возможностей, и понимаем, что у нас этих возможностей нету. К примеру, в 90-е большинство из нас не могли себе позволить купить колбасу в магазине. А те, кто ее покупал — считались богачами.

Покупка колбасы не является жизнеобеспечивающей. Скорее, даже наоборот, вредит здоровью. Но сам факт того, что можно пойти в магазин да купить полуфабрикат и не париться о приготовлении еды, сегодня стал нормой. И на фоне сложившейся привычки мы будем чувствовать некоторые моральные страдания от недостатка привычного.

Но это не идет ни в какое сравнение с абсолютной бедностью, когда люди не имеют, что кушать, и живут в среднем меньше 24 лет, как этой было, скажем, в Манчестере в XIX веке. Мир не окажется в настолько глубоком кризисе, чтобы вернуться в средневековье.

На технику денег, скорее всего, не будет, но еды точно хватит

Дедушки и бабушки (или прадедушки и прабабушки) многих из нас пережили голодовку 46-47 гг. Возможно именно эти рассказы, как они ели кормовую свеклу, так пугают нас до сих, что при первых же проблемах, каждый думает только о себе.

Но голодная смерть сельским жителям точно не угрожает.

К примеру, в Германии в период между мировыми войнами была ситуация похлеще нашей в 98 году. И тогда городские жители убегали в села, потому что на земле всегда что-то растет, значит в селе всегда есть еда.

Даже если в 2020 году будет засуха, в стране все равно есть стратегический запас продовольствия, так что в этом плане бояться нечего.

Тем, кто живет прошлым и все-таки боится голода, я напомню, что мы давно уже не в Советском союзе, чтобы все запасы отправлять в Москву ценой собственных жизней, как это было во время искусственно созданного голода в 46-47 годах, который, собственно, и пережили наши дедушки-бабушки.

Что же касается телефонов, телевизоров и прочего, что покупается за валюту, то, наверняка, покупка нового предмета техники станет большой роскошью.

Неверие в государство

Когда кто-то сметает товар оптом, это, на самом деле, говорит лишь о его страхе перед будущим и недоверии государству. Думаю немногие люди уверены, что государство в принципе сможет справится с ситуацией. Поэтому примарии в данном случае следует вести активную разъяснительную работу, что да как происходит; вводить какие-то ограничения на покупки в одни руки и так далее. В общем, проявлять и испольнять свою государствообразующую роль на селе.

Даже если принято считать, что мы с вами живем в плохой стране, она, тем не менее, является развивающейся и цивилизованной. Это вам не Мозамбик!

Мы не привыкли действовать сообща и видеть дальше собственного носа

Думаю все жители села прекрасно помнять кризис 1998 года, когда нам тоже пришлось не сладко. Ведь именно тогда был окончательно «раздеребанен» наш колхоз. Люди сделали это в попытке вернуть то, что колхоз «был им должен»: ведь всем известно, что в начале коллективизации все имущество было принудительно изъято у наших же отцов и дедов. Кроме того, было принято считать, что это имущество принадлежит каждому трудящемуся. А раз колхоза не стало, то каждый решил прийти и забрать то, что ему принадлежит по праву. Хотя в некотрых других селах люди просто создавали кооперативы, вместо того, чтобы все крушить.

Важно иметь ввиду, что тогда хотя бы было, что крушить. Сегодня никакого абстракто-колхозного имущества нету. Так что с этой точки зрения у нас нет повода снова прибегать к вандализму и попытке загрести себе как можно больше из общей кучи.

Ситуация каждый думает только о себе — это самая большая проблема. На весь кризис все равно не напасешься. И от него уже никак не застраховаться. Он уже начался. Это уже реальность. Ее остается лишь принять. Отрицать ее и противится мысли о том, что это будет иметь последствия — просто бессмысленно.


Страны будут изолироваться и гастрабайтеры могут остаться дома

Сегодня уже понятно, что краткосрочный карантин не сможет остановить распространение вируса.

Сегодня все страны мира стремятся закрыть границы не только для передвижения людей, но и для вывоза товаров, чтобы не оставить свой народ без жизненно важных продуктов. Усиливается тенденция защиты местных производителей. Весьма вероятно, что после многих лет глобализации, каждая страна в мире станет все больше думать об автономии и самообеспечении.

Многие специалисты также не раз отмечали то, что если бы гастрабайтеры каким-то чудом вдруг остались в стране, то, имея опыт работы на более развитых предприятиях, они могли бы стать движушей силой экономики нашей страны. Вопрос только в том, чтобы подобные предприятия открывались и им было, чем заняться в стране. Да и в принципе большинство гастрабайтеров как раз таки не работали на предприятиях, так что их ценность в плане инноваций еще под вопросом.

Тем не менее, кажется, пандемия создала веские причины включать Кейнисианский подход в управлении экономикой, когда государство целенаправлено защищает и поощрает местных производителей, а также централизованно управляет стратегически важными направлениями, ущемляя свободный рынок, но достигая при этом социально важных результатов.

Есть также вероятность, что привышки дейстовать (а не ждать чьей-то милости), часть гастрабайтеров сами рискнут открывать небольшие производства. Но кроме того, также возможно, что масса людей, оставшихся не удел, просто подадутся в криминалитет, как это было в начале 90-ых.

Пандемический кризис изменит наше поведение

Даже после окончания пиковой пандемии болезнь COVID-19 никуда не испарится. При этом она в данный момент является самой заразной в мире.

Это значит, что теперь нам придется менять свою культуру поведения.

Элементарно, нам придется реже здороваться за руку, держать больше дистанцию между собой.

Многие страны введут ограничения на массовые скопления людей и свободный выезд за границу и въезд на их территорию. Так что если раньше, мы просто искали, где нам будет лучше, то теперь нам придется делать лучше у себя дома.

Жителям села придется научиться действовать сообща, чтобы село перестало быть всего лишь «перевалочным» пунктом между поездками.

В европейской модели образования еще со школьной скамьи ученики решают ряд задач в команде или в группах. Это воспитывает командный дух и сотрудничество.

У нас же каждый сам за себя.

Я помню, что в мои школьные годы, когда школа почти не отапливалась, некоторые родители принципиально не желали приносить в школу дрова, считая, что кто-то другой должен позаботиться об их детях. Нам предстоить научиться заботиться о наших детях, о нашем селе и нашем будущем сообща.

И если даже предположить, что в школе, снова не будет чем топить, это все равно будет зависеть в большей степени от сплоченности людей в решении вопроса, чем от кол-ва денег на уголь (или газ) в бюджете села.

Об изменении менталитета надо думать стратегически. 

Школа должна начать применять новые современные подходы, чтобы воспитывать командный дух у детей. Причем, даже если что-то не утверждено свыше, но при этом не запрещено, это можно и нужно делать. С юридической точки зрения можно все, что не запрещено. 

Естественно, это все стоит делать, если у кого-то вообще есть цель сохранить и развивать село.

Никто не сделает за нас!

Вместе с тем, взрослое население тоже можно и нужно организовывать на сотрудничество. Но это уже задача примарии.

Необходимо активно демонстрировать присутствие государтвенности и порядка в селе, а также привлекать людей к решению общественных вопросов. Стоит проводить собрания людей (после завершения карантина) и активно общаться на этом сайте, чтобы организовывать их в какое-то направленное русло.

К примеру, нужно привлечь понимающих людей из села (надеюсь, есть кто-нибудь с современным образованием агронома), которые в состоянии посчитать и сделать какие-то прогнозы по урожайности и востребованности сельскохозяйственной продукции. Исходя их их рассчетов дать официальные рекомендации населению в виде листовок, что лучше сажать в этом году, чтобы это наверняка «уродило», и наверняка продавалось.

На самом деле, это первое, что пришло мне в голову. Суть даже не в том, что именно сделать, а в том, чтобы пытаться найти решение вместе, и чтобы мерия выполняла направляюющую функцию.

Я уверен, что в массе своей люди изначально не поверят в подобную инициативу. И поначалу придется работать с несколькими десятками или и того меньше человек. Но с ними все равно надо работать, чтобы можно было демонстрировать преимуещства совместной работы и то, что примария существует не для галочки.

Резюме

Не так страшен кризис, как его предчувствие. Не произойдет ничего такого, чего не было за последние 30 лет. 

И, кстати, как любой кризис, это время для поиска новых путей для решения старых проблем. Когда нету, что терять, легче браться за всякое новое.

19:22
101
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...